ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ИДЕОЛОГИИ И МЕНТАЛИТЕТА У ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РАЗНЫХ НАЦИОНАЛЬНОСТЕЙ

Ю.А. Дадуева, Ю.В. Туфанова
Иркутский государственный технический университет

В статье рассмотрены понятия идеологии и менталитета, проанализирована история формирования данных понятий, определены факторы, способствующие формированию идеологии и менталитета у представителей разных национальностей.
Ключевые слова и фразы: идеология, менталитет, факторы формирования, самосознание, этнос.

Менталитет (франц. мentalite, от позднелат. Mentalis – умственный) − образ мышления, мировосприятия, духовной настроенности, присущие индивиду или группе. Понятие «менталитет» утвердилось в интеллектуальной жизни Запада как поправка XX века к просветительскому отождествлению сознания с разумом. В российской философии, культурологии и публицистике обычно употребляется для характеристики национальных особенностей народов, особенностей культуры. Например, черты русского менталитета – духовность, коллективизм, широта души. Менталитет культуры – глубинные структуры культуры, исторически и социально укоренённые в сознании и поведении многих поколений людей, объединяющие в себе различные исторические эпохи в развитии национальной культуры [3].
Идеология (греч. − учение) − система политических, правовых, нравственных, религиозных и философских взглядов и идей, выражающая отношение к действительности людей, классов, групп, партий, составляющая их мировоззрение, разрабатываемое теоретиками, идеологами. Система, в которой осознаётся и оценивается отношение людей к действительности. Идеология − это систематизированная совокупность идей, связанных, прежде всего с определённым пониманием общественной жизни, оценкой её качества, перспектив её преобразования [2]. Идеология предполагает также определение целей человеческой деятельности по сохранению, изменению или разрушению существующей социальной действительности. Термин был впервые использован в конце XVIII – начале XIX в. французским философом и экономистом Дестю де Траси [2].
На нашей планете живут сотни различных народов, почти каждый из которых обладает собственным языком, традициями, религией и государственностью. При этом коммуникативное поведение человека отражает социо-культурную специфику каждого конкретного общества [6]. Именно эти различия позволили сформировать национальный менталитет, присущий только тому или иному народу. Некоторые, однако, лишились своей государственности в историческом процессе, а другие даже никогда не имели её. Однако совсем необязательно обладать своим государством, чтобы народ обрёл национальное самосознание. Каждый народ воспринимает мир по-своему благодаря своему уникальному менталитету. На его формирование в течение всей истории народа постоянно оказывается влияние: географическое, историческое, военное, гражданское, экономическое и т.д. И каждое из них при этом тесно взаимосвязано друг с другом. Например, стереотипы о русских можно описать фразами «широкой души человек», «широкое застолье» и т.п. Действительно, простой, и широкий характер русского человека сформировался под влиянием общеславянского «простого» характера: славяне никогда не строили хитрых завоевательных планов, не сооружали хитроумные здания и не вели искусных переговоров. Славяне жили просто и для себя. Это историческое и, в некотором роде, генетическое влияние на менталитет. «Широта» же русской души сформировалась благодаря необъятным просторам России. Именно поэтому про русских говорят, что они щедры и открыты: они чувствуют за собой огромные запасы ресурсов, и не скупятся по мелочам [3].
Если рассматривать этнос, отличный от русского, например, немцев, то по его историко-географическим данным становится ясно, почему немцы отличаются въедливостью и педантичностью. Немецкий народ на протяжении долгого времени был вынужден считать каждую монетку, ибо германские земли не обладают полезными ресурсами в том количестве, каковыми располагает та же русская земля. Педантичность, строгость и размеренность объясняются порядками в германской армии в конце XIX века, когда молодая, недавно объединенная Германская империя только начинала заявлять о себе вслух [3].
Американцев, в некотором роде, тоже отличает любовь к широким застольям и грандиозным пирам. Они тоже чувствуют за собой необъятные земли Соединенных Штатов, тем более, что долгое время они прибывали сюда непосредственно в поисках золота. Однако, американскому народу присуща изворотливость в дипломатических вопросах, настойчивость и уверенность в себе. Без всех этих качеств американцы не добились бы для США того могущества, которым они располагают сейчас. И каждому из прибывающих в Америку приходилось оставлять свое национальное самосознание за порогом, иначе они бы просто не создали общее государство. Все те люди, иммигранты и рабы, европейцы и негры, англичане и индейцы, были слишком разными, чтобы уживаться вместе, не переставая быть собой. И американцы создали новую нацию, новый народ, многорасовый и полиэтнический. И будь они менее хитрыми или настойчивыми, они бы остались просто толпой из разных уголков мира [5].
Духовная атмосфера, в которой развивались представления о ментальности, характеризуется отказом от европоцентризма и монолинейного прогрессистского видения истории. Фиксируя устойчивую настроенность внутреннего мира человека, сплачивающую его в социальные группы и исторические общности, ментальность служит средством анализа и объяснения в гуманитарном знании, особенно в той мере, в какой его предмету присуще динамическое историческое измерение. Поэтому представление о ментальности разрабатывалось главным образом в исторических науках, особенно в исторической антропологии и в “новой исторической науке”, основы которой были заложены в 1930-х гг. французскими учеными, группировавшимися вокруг журнала «Анналы». Конкретные социолого-исторические исследования были посвящены анализу детской, национальной, тоталитарной, европейской, африканской, бюрократической, средневековой и др. видов ментальности [1]. Интерсубъективный по своей сущности мир ментальности, осознаваясь и рационализируясь только выборочно, «пятнами», связывает высокорационализированные формы сознания (науку, философию, по-литическую идеологию, религию и др.) с миром бессознательных структур, с неосознанными культурными кодами, определяя тем самым образ целостной жизни человека [4].
Природное и культурное, рациональное и эмоциональное, индивидуальное и общественное – все эти оппозиции “перекрываются” на уровне ментальности, растворяясь в её структурах. В связи с разницей в мироощущении разных народов, нет ничего удивительного, что каждый народ принимает более близкую ему идеологию, часто разбавляя её первоначальный вид национальными элементами. Например, так поступили северокорейцы, изначально взяв коммунизм марксистского толка и адаптировав его под национальную культуру. Так появилась идея «чучхе». «Чучхе́ (кор. 주체, 主體) – северокорейская идеология, провозглашённая в 1955 году Ким Ир Сеном. Считается гармоничной трансформацией идей марксизма-ленинизма на основе древнекорейской философской мысли» [4].
Американцы создали свою собственную идеологию, руководствуясь внешними и внутренними реалиями того времени. В государстве, которое образовалось благодаря переселению из Старого света на необитаемую землю, не могла зародиться монархия, ибо у каждого был свой взгляд на этот вопрос. Тогда и было решено выбирать главу государства всем населением. Таким образом, становится ясно, почему американская модель демократии не прижилась в России, а тот режим, который господствует сейчас в российском государстве, больше напоминает дикую смесь романовского монархизма, советского социализма и западной демократии. Русские люди не привыкли выбирать главу государства. Сначала у восточных славян правили князья, потом они стали царями. После царей эстафету управления страной приняла коммунистическая партия, также весьма своевольно назначавшая главу страны. Русские привыкли полагаться на Бога и доверять главе государства. Это не хорошо, это не плохо. Просто в этом заключается наш менталитет [4].
Главенствующей идеей в умах русских долгое время была «Православная империя». Она выражалась так же в призыве «Москва – Третий Рим» и в мечтах о взятии проливов Босфор и Дарданеллы и переносе столицы в Константинополь. Однако менталитет русского народа привнес свои элементы в эту идею, которые были выражены в лозунге «Православие, Самодержавие, Народность» и военном призыве «За Веру, Царя и Отечество». Увы, этой идее не суждено было оправдаться. И за ней пришла идея вторая, идея всеобщего равенства и труда. Изначально коммунизм предполагал отказ от государственности, объединение всей планеты под знаменем труда и интернационализм, граничащий с космополитизмом. Но коммунизм как идеология был вновь адаптирован народом под собственные интересы. Именуясь СССР, страна не переставала быть Россией. И советская коммунистическая идея стала идеей империалистической, без которой не обхо-дится ни один великий народ. И идея эта была направлена против извечного врага – Запада. Образ врага у русских людей давно ассоциируется с Западом, и не без причины: слишком много войн и бедствий приходило на русскую землю оттуда. Тевтонцы, французы, немцы в первую и вторую мировые войны – и это далеко не полный список когда-либо воевавших с нами агрессоров. Это – историческое влияние на менталитет русских. Не обошлось и без религиозного влияния: извечное противостояние католической и православной церквей. Все эти факторы в совокупности и привели к формированию сознания народа в том виде, в каком он известен сейчас во всем мире [1].
Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что совокупность и сложное взаимодействие исторических и военных, экономических и географических, религиозных, социальных и культурных факторов оказывает определенное влияние на формирование идеологии и менталитета у представителей разных национальностей.

Библиографический список

1. Гоч, В.П. Aспекты ментальности [Текст] / В.П. Гоч, А.Г. Шеншаков. − Санкт-Петербург: Эльиньо, 2009. − 232 с.
2. Идеология. Коммуникация. [Текст] : перевод / отв. ред. Т.К. Петрова. – Москва : ИНИОН РАН, 2008. − 280 с.
3. Иная ментальность [Текст] : кол. монография / В.И. Карасик [и др.]; науч. ред. В.И. Карасик. − Санкт-Петербург : Гнозис, 2007. − 352 с.
4. Природа и ментальность [Текст] : кол. монография / К.М. Третьяков [и др.]; науч. ред. К.М. Третьяков − Москва : Московский Лицей, 2003. − 288 с.
5. Сергеева, А.В. Стереотипы поведения, традиции, идеология [Текст] / А.В. Сергеева. − Санкт-Петербург : Флинта, Наука, 2004. − 328 с.
6. Туфанова, Ю.В. Межкультурная вариативность вежливости [Текст] / Ю.В. Туфанова // Русский язык в современном Китае: материалы 2-й Международ-ной научно-практической конференции (Хайлар, 10-12 апреля 2012 г.). − Хайлар, 2012. − С. 80-85.

Updated: 20.08.2017 — 17:54
СЛОВНИК АНГЛІЦИЗМІВ © 2016