ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ НЕМЕЦКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Известно широкое распространение в русском языке немецких слов и фраз в Петровскую эпоху. «На почве
увлечения варваризмами развиваются новые формы “европейской” фразеологии. Например, на голову побить неприятеля — aufs Haupt schlagen; выиграть битву, баталию — dem Feind eine Schlacht abgewinnen; таки пришел в себя — er ist wieder zu sich gekommen» [1: 67].
Несмотря на двуязычие российского дворянства и в XIX веке, которое наравне с французским владело и немецким языком, на прекрасное знание немецкого чиновников и ремесленников, купцов и помещиков, влияние и вклад
немецкого в русскую фразеологию оказался гораздо беднее, чем французского языка.
Таким же значительным оказалось обогащение англий-ского языка фразеологизмами немецкого происхождения. В «Англо-русском фразеологическом словаре» А.В. Кунина зафиксированы следующие фразеологизмы, восходящие к своему немецкому этимону: God’s Acre > der Gottesacker [2: 29]; The bath of blood > Blutbad [ibid: 67]; Blood and iron > Blut und Eisen [ibid: 90]; A bolt from (out of) the blue > ein Blitz aus heiterem Himmel [ibid: 95]; Brown shirt >
Braunhemd [ibid: 677]; Burning question > brennende Frage [ibid: 614]; Iron curtain > eiserner Vorhang [ibid: 191]; Iron ration > die eiserne Ration [ibid: 620]; Power politics > Machtpolitik [ibid: 595]; A thing in itself > das Ding an sich [ibid: 755]; Twilight sleep > Dammerschlaf [ibid: 697]; Swan song > Schwanengesang [ibid: 703]; Storm and stress > Sturm und Drang [ibid: 727]; Psychological moment > das psychologische Moment [ibid: 511]; The eternal feminine > das Ewigweibliche [ibid: 270]; (Italy is a geographic expression – И.Н.)- Geographic expression > Italien ist ein geographischer Begriff [ibid: 249]; Live and let live > Leben und Leben lassen [ibid: 466]; The Black Death > der schwarze Tod [ibid: 205].
В данный список вошли все зафиксированные в словаре фразеологизмы, имеющие, по мнению автора, немецкую этимологию. Однако многие из вышеприведенных фразеологизмов, по свидетельству авторитетнейших лексикографических источников Англии и Америки, не являются английскими фразеологизмами немецкого происхождения.
Так, в “Shorter Oxford English Dictionary” [3] нет указаний на существование немецкого этимона у следующих выраже¬ний: bath of blood, a bolt from the blue, swan song, Psychological moment, live and let live, Power politics, the Black Death.
Например, фразеологизм “swan song” и его корреля¬тивное выражение в русском языке “лебединая песня” восходят к греческому языку > Kbxveio аора.
Ряд вышеприведенных фразеологизмов английского языка был заимствован первоначально из французского языка (Ср. Eternel feminin > L’eternel feminin > Das Ewigweibliche; Places in the Suns > la place au soleil > Platz an der Sonne), нередко расходясь и в своем семантическом объеме со своим прототипом в немецком языке (Ср. Psychological moment >
F. Momentpsychologique) [3: 1612].
Определение типологии соотношения русских и английских фразеологизмов, совпадающих по тем или иным лингвистическим параметрам, обязательно должно сопровож-даться установлением генетических истоков данных единиц, способов их проникновения в рассматриваемые фразео-логические системы.
Так, в ряде случаев наблюдается независимая деривация параллельных фразеологизмов в русском и английском языках. Несмотря на полное структурно-семантическое совпадение некоторых оборотов русского и английского языков, вследствие их независимого происхождения данные фразеологические обороты нельзя отнести к фразеологизмам немецкого происхождения в обоих языках.
Например, если выражение “ходячая энциклопедия” в русском языке является калькой с немецкого, то английское выражение walking encyclopaedia не является переводом немецкого фразеологизма, получившего распространение в русском языке благодаря Э.Г. Гофману, употребившему его в “Выборе невесты” в 1820 г.
В английском языке с 1605 года известны выражения “ходячий словарь”, “ходячая энциклопедия”, “ходячая
библиотека”. Ср.: That goes about in the semblance of human being. Often in figurative or simulative expressions (walking corpse, dictionary, encyclopaedia, library) [3: 1360].
По мнению авторов ” Русско-английского словаря крылатых слов” [4: 208], Дж. Чэпмэн употребил данное выражение намного раньше, чем Гофман (George Chapman “Tears of Peace”). Партридж относит появление клише “ходячая энциклопедия” к 19-20 векам, хотя по его данным появление выражения ” walking library” относится к 1691 году [5: 243].
Генетические источники деривации ряда коррелятивных фразеологизмов в русском и английском языках в некоторых случаях совпадают, но способы их заимствования различны. Если в русском языке немецкий выступает в роли языка- посредника вторичного заимствования, то в английском языке им остается исходный генетический этимон.
Например, и в русском, и в английском языках распространено выражение “порядок дня / повестка дня” — The order of the day, которое восходит к своему первоисточнику — французскому выражению L’ordre du jour. Ср. раскрытие значения и объяснение этимологии данного выражения в английском языке: Order of the day (= F. l’ordre du jour). A. In a legislative body the business set down for details on a particular day; B. Specific commands or notices issued by the commanding officer to his troops.; C. colloq. The prevailing rule or custom of the times [3: 1382]. Именно в таком же объеме значений была перенесена на русскую языковую почву и калька “порядок дня”:
1. “распорядок дня / порядок дня”: нечто обычное; 2. быть в порядке вещей для данного времени. Лишь второе специальное значение английского фразеологизма, распространенного и офицерской среде — “особые распоряжения и команды
руководящего состава армии для воинских подразделений”, не было столь известно в русском языке, как в английском.
Впоследствии данный фразеологизм повторно заимствуется в виде кальки из немецкого языка, но уже в значении ‘повестка дня’. Так, если вначале в русском языке появилась фразеологическая калька с французского “порядок дня” > “L’ordre du jour” (как и в английском), то позже [6: 3]
появилось выражение “порядок дня”, которое повторно было скалькировано В.И. Лениным с немецкого языка >
Tagesordnung. Он впервые употребил данное выражение в «Неподанном заявлении» (29 октября 1903 г.).
Именно с этого времени данное устойчивое слово-сочетание начинает использоваться в значении “повестка дня”. (Ср. an der Tagesordnung / Tagesordnung – 1. стоять на повестке дня, быть обычным явлением, (быть явлением), быть в порядке вещей [7: 558].
Однако, немецкое выражение восходит именно к французскому языку. Так, заимствуя в немецком языке дополнительное значение, фразеологическая калька “порядок дня “, а впоследствии “повестка дня ” в обоих случаях восходит к французскому языку, несмотря на то, что выражение “повестка дня” попадает в русский язык через язык-посредник (немецкий).
В.В. Колосов в своей работе “Язык города” подтверждает данное предположение: «В современном русском языке много терминов и формулировок, заимствованных из немецкого языка и переработанных в русской публицистике. О словах таких мы уже говорили, идиомы также хорошо известны: в общем и целом, целиком и полностью из немецкого оборота im grossen und ganzen легко уживаются со славянизмами типа на злобу дня при кальке французского выражения вопрос (или порядок) дня, откуда и заимствованная из немецкого языка повестка дня и т.д.»[8: 123].
Аналогичны и пути, приведшие фразеологическую кальку “Мир хижинам! Война дворцам” в русский язык. В английском языке есть коррелятивная единица “Peace to cottages! War on palaces”, которая, так же как и русский фразеологический оборот, восходит к французскому изрече¬нию, приписываемому Шамфору > Guerre aux chateaux! Paix aux chaumieres. Следовательно, совпадая в своих основных лингвистических характеристиках, имея одинаковое проис¬хождение, данные фразеологизмы русского и английского языков можно отнести к интернациональному фонду фразеологии.
Но в русской лексикографии имеются данные, которые свидетельствуют о том, что в 1834 году немецкий
революционный демократ Георг Бюхнер вновь воскресил лозунг Шамфора, поставив его эпиграфом к своему знаменитому воззванию “Гессингский депутат” („Friede den Hutten! Krieg den Palasten!” – И.Н.). [9: 379-380]. В наши дни это выражение, которое все же относится к фразеологизмам французского происхождения, а не немецкого, вновь получает широкое распространение в языке.
Рассмотренные примеры показывают, что иногда интернациональная фразеология и русского, и английского языков получает свое второе рождение именно в немецком языке. Однако нельзя считать, что данные фразеологизмы являются фразеологическими оборотами немецкого происхождения, так как языком-первоисточником данных выражений остается тот язык, который подарил миру эквивалентные фразеологизмы. Немецкий язык в подобных случаях выполняет лишь роль языка-посредника,
способствующего дополнительной популяризации известных всему миру фраз.
Известна склонность немецкого языка к образованию сложных слов. В ряде случаев сложное слово в немецком язы¬ке (Ср.: Tagesordnung, Mehrwert) при калькировании в русском и английском языках дает фразеологизмы (“порядок дня”, “прибавочная стоимость — “order of the day”, “surplus value”).
Иногда немецкий фразеологический оборот при переводе на русский язык преобразуется в перенявшем его языке в сложное слово, как, например, braunes Hemd > коричневорубашечник, ср. в английском появляется сверхсловное образование Brown shirt (> Brownshirt). В немецком языке впоследствии данный оборот также стягивается в сложное слово Braunhemd. Аналогичное преобразование происходит и при переводе немецкого выражения das Ding an sich на английский. В результате перевода в английском языке появляется вначале также фразеологический оборот, который, ассимилировавшись прочно в языке, позже сливается в сложное слово. Как известно, процесс универбации характеризует на данном этапе многие современные языки.
Распространение фразеологических интернационализ- мов определяется прежде всего общим культурно¬историческим развитием человечества, постоянным взаимовлиянием и взаимообогащением языков и культур. Среди английских и русских фразеологических оборотов немецкого происхождения, относящихся к интернациональ¬ной фразеологии, можно выделить следующие выражения, которые в ряде случаев употребляются и как прямые заимствования, цитируясь на немецком языке, представляя собой выдержки из немецкой классики. Материально заимствованная интернациональная фразеология представляет собой наивысшую степень идентичности рассматриваемых оборотов в данных языковых системах. Однако тенденция преобразования прямых заимствований в кальки постепенно уменьшает состав абсолютно идентичных фразеологизмов, функционирующих в русском и в английском языках.
Например, Белокурая бестия (цит. по нем.) & G. Die blonde Bestie = Blond beast & G. Die blonde Bestie, Бронированный кулак = the mailed fist – G. gepanzerte Faust; Буря и натиск (цит. по нем.) & G. Sturm undDrang = Storm and stress & G. Sturm und Drang; Вещь в себе = A thing in itself ^
G. Das Ding an sich / Das Ding fur uns; кровью и железом = Blood and Iron ^ G. Blut undEisen, etc.
Литература
1. Виноградов B.B. Очерки по истории русского литературного языка XVII-XIX веков. – М.: Высшая школа, 1982.
2. Кунин A.B. Англо-русский фразеологический словарь. – М.: Русский язык, 1984.
3. The Shorter Oxford English Dictionary on Historical Principles. 3rd ed – Oxford: OUP, 1967.
4. Уолш И.А., Берков В.П. Русско-английский словарь крылатых слов. – М.: Русский язык, 1988.
5. Partridge Е. A Dictionary of Clines. – London: Routledge & Sons LTD, 1941.
6. Опыт этимологического словаря русской фразеологии /Сост. Н.М. Шанский, В.И. Зимин, А.В. Филиппов. – М.: Русский язык, 1987.
7. Бинович Л.Э., Гришин H.H. Немецко-русский фразеологический словарь. – М.: Русский язык, 1975.
8. Колесов В.В. Язык города – М.: Высшая школа, 1991.
9. Ашукин Н.С, АшукинаМ.Г. Крылатые слова: Литературные цитаты. Образные выражения. – М.: Правда, 1986.

Updated: 28.08.2017 — 14:56
СЛОВНИК АНГЛІЦИЗМІВ © 2016