О ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ КАЛЬКАХ С АНГЛИЙСКОГО В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Расширение различных форм международного сотрудни-чества Советского Союза с другими странами мира неуклонно влечет за собой рост языковых контактов, повышая одновре-менно роль русского языка как языка межнационального общения народов СССР и одного из ведущих языков мира.
Оказывая сильное влияние на развитие других языков, русский язык, в свою очередь, постоянно испытывает ино-язычное воздействие. Известно, что такие экстралингвисти-ческие факторы, как политические, экономические и культурные связи, всегда являлись источником взаимного обогащения как родственных, так и неродственных языков.
Контактирование русского и английского — двух ведущих языков мира — заметно возросло в советскую эпоху, особенно после второй мировой войны, и это нашло отражение в лексике обоих языков .
Языковые контакты, которые существуют между русским и английским языками, не могут не учитываться в практике преподавания этих языков в школе и вузе.
Известно, что некоторые фразеологические обороты русского языка являются не исконными, а так или иначе отражающими англо-русское языковое взаимодействие. Так, например, крылатая фраза Что станет говорить княгиня Марья Алексевна? — явное достояние русского языка. Но не все читатели знаменитой комедии «Горе от ума» знают, что у пресловутой княгини был прототип — миссис Гранди. В 1798г. в Англии появилась книга Т. Мортона «Подталкивай плуг», героев которой неизменно волновало мнение некой миссис Гранди — What will Mrs Grundy say? (Что станет говорить миссис Гранди?’)11. Структура и образный смысл данной модели передаются и в русском варианте А.С. Грибоедова, частично трансформируясь на русской почве: подчиняясь замыслу писателя, появляется «княгиня Марья Алексевна».
Приведем другой пример. Слова песни «Вечерний звон», казалось бы, совершенно русские по духу, были написаны известным ирландским поэтом Томасом Муром (1779-1852). На русский язык стихотворение перевел поэт И.И. Козлов (1779-1840). Завоевав признание русского народа, строки песни как бы потеряли своего автора, став поистине народными. Так глубоко иногда скрыты следы взаимовлияния языков и культур разных народов.
Если происхождению и функционированию в совре-менном русском языке калек, образованных по немецким и французским моделям, посвящен ряд исследований, то кальки с английского языка не получили еще должного освещения в отечественной лингвистике. Между тем калькирование иноязычных оборотов, в том числе и английских, получает большое распространение в русском языке. «В основном оно происходит сейчас в газетно-публицистических стилях речи» .
В русской фразеологии есть как фразеологические кальки, т. е. пословные переводы иноязычных оборотов, так и прямые заимствованные обороты из других языков. Их немного, и в основном это остатки того наследия, которое идет от латинского языка. Эти обороты постепенно вытесняются соответствующими кальками .
Заимствованные без перевода обороты из английского языка единичны. Среди них: Who’s who, Time is money, Uncle Sam, trade union и др.
Употребляясь главным образом в книжной речи, эти иноязычные вкрапления часто не выходят за рамки узко-специальных сфер и являются гораздо менее употребитель¬ными, чем соответствующие фразеологические кальки.
Иногда именно заимствованные без перевода ино¬язычные обороты дают путевку в жизнь кальке. Рассмотрим, например, как появилась в русском языке калька с англий¬ского: потогонная система. В английском языке этот термин начал употребляться в 40-х годах XIX в. В 1901 г. в переводе книги С. и Б. Вебб «Теория и практика английского тред- юнионизма» (Спб., 1900-1901) В.И. Ленин дает буквальный пословный перевод иноязычного фразеологического оборота: «sweating» означает «потогонная», «system» — «система».
До этого времени термин на русский язык не переводился. В языке параллельно функционировали как нетранслитерированный заимствованный оборот sweating system, так и его неточные переводные соответствия: система потения, система вышибания пота. В дальнейшем происходит сокращение лексического состава заимствован¬ного фразеологического оборота, который стягивается в слово: эллипсу подвергается вторая часть словосочетания, и наряду с фразеологической инновацией появляется лексическая: свейтинг, свитинг, которая, в свою очередь, является прототипом кальки «потение», «выпатывание». Варианты фразеологического оборота имеют значение «система изнурительного труда за очень низкую плату в капиталистических странах». Со временем, в связи с организацией в 1903 г. конвейерной работы на автомобильных заводах Г. Форда, связанной с чрезмерной эксплуатацией рабочих, у термина появляется дополнительный усилительный оттенок значения. «Права гражданства» в языке приобретает именно точная фразеологическая калька с английского: потогонная система. Ср. пример:
По организации потогонной системы на производстве американский империализм несомненно побил мировой рекорд. (В. Корионов).
Большую часть самых ранних фразеологических калек с английских оборотов составляют крылатые слова, имеющие «еще не стертую историей печать индивидуального творчества» (В.В. Виноградов). В основном это группа фразеологических оборотов, которая используется в качестве переводных «вкраплений» в целях стилизации, воссоздания атмосферы «старой Англии».
В 1854 г. Чернышевский писал, что «старинное выражение «веселая Англия», merry England, прежде прекрасно характеризовавшее привычки простолюдина, ныне стало пустым звуком» . Однако в современном русском языке можно встретить примеры употребления этой кальки, причем иногда в расширенном лексическом составе. Ср.:
Под натиском века, перед лицом наступления города «веселая зеленая Англия» теряет свои позиции. (Б. Изаков).
Часть фразеологических калек, бывших довольно распространенными в XIX в., уходит в пассивный запас. Это такие фразеологизмы, как нация лавочников (nation of shopkeepers) (из книги А. Смита «Богатство народов», 1776 г.), деревянные стены Англии (wooden walls of England — слова английского государственного деятеля лорда Ковентри, 1653 г.) и нек. др.
С другой стороны, такие выражения, как Британский лев и Мой дом — моя крепость и сейчас в сознании читателя символизируют Англию. Фразеологический оборот британ¬ский лев представляет собой пословный перевод меткого выражения английского поэта Дж. Драйдена (из поэмы «Лань и Барс», 1687 г.), а изречение Мой дом — моя крепость (в русском языке иногда переоформляемое в пословицу Дом англичанина — его крепость) восходит к словам юриста
Э. Кока (1552-1634): My house is my castle. Ср. пример современного употребления:
«Мой дом — моя крепость» — это изречение англичане впитывают если не с молоком матери, то с искусственной детской смесью, которой здесь отдают предпочтение. Однако теперь изречение это далеко от истины. (О. Васильев).
Поступательный ход истории порой вновь вызывает к жизни обороты, которые уже покинули сферу активного употребления. Так случилось с фразеологической калькой с английского: Генерал Мороз. Появление ее в русском языке было связано с событиями войны 1812 г. После отступления наполеоновской армии из России в Англии был выпущен сатирический листок «General Frost shaving little Boney» — Генерал Мороз, бреющий маленького Бони (Бонапарта). В русском языке утвердилась первая часть выражения — Генерал Мороз. В конце XIX в. эта калька, потерявшая свою злободневность, вышла из употребления. И лишь в грозном 1941 г. она вновь обрела силу. Известно, что гитлеровцы обвиняли в своем поражении под Москвой «Генерала Мороза». Так старая калька вновь обрела жизнь.
Среди активно функционирующих в языке фразеологических выражений, восходящих к английскому, назовем следующие: знание — сила (Knowledge is power — Ф. Бэкон), последний из могикан (The last of the Mohicans — Ф. Купер), время — деньги (Time is money — В. Франклин) и др.
Рассмотренные выше выражения употребляются в основном в книжной речи. Назовем теперь примеры калек разговорно-бытовой речи: не буди спящую собаку (let the sleeping dog lie — восходит к Чосеру), это его конек (it is his hobby-horse) .
Эта группа фразеологических калек периодически пополняется инновациями. Сравнительно недавно в лексикографии зафиксировано выражение промывать мозги (brainwashing). Ср.:
Чистка аппарата и промывка мозгов поставлены Дженником на научную основу. (М. Стуруа); Благодатной и
доходчивой темой для «промывки мозгов» обывателя стала нефть, то есть горючее для машины и топливо для дома. (Правда, 1980, 11 июля).
Компоненты фразеологического оборота, теряя свое основное номинативное значение, которое они имеют в языке- источнике, приобретают в русском языке переносное значение. Так, оборот промывать мозги имеет номинативное значение «воздействие на психику людей специальными медицинскими препаратами с целью идеологической обработки (в тюрьмах некоторых капиталистических стран)» .
Выражение быть на ковре (to be on the carpet) в английском языке означало: 1) «Быть на повестке дня,
рассматриваться»; 2) «Получить нагоняй, выговор от
вышестоящих». Впоследствии данный оборот стал
употребляться в языке лишь во втором значении.
Это значение в русском языке приобрела и калька английского выражения – быть на ковре. В последнее время в русском языке стали известны и такие варианты этого фразеологического оборота, как вызвать на ковер, идти на ковер.
Итак, появление новых реалий в окружающей нас действительности влечет за собой необходимость создания наименований. «Русский язык неисчерпаемо богат и все обогащается с быстротой поражающей», — писал А.М. Горь¬кий. Гигантские темпы развития НТР постоянно увеличивают приток поступлений в русский язык калькированных словарных единиц из английского языка. По своему объему, сфере и частотности употребления они занимают одно из ведущих мест среди иноязычных переводных заимствований (ср.: генная хирургия (genetic surgery), летающая тарелка (flying saucer), искровой передатчик (spark transmitter)).
Известна роль английского языка в формировании спортивной лексики русского языка . Широко распространены фразеологические кальки с английского и в других сферах терминологии. Например, в литературоведении прочно укрепились такие термины, как поток сознания (stream of consciousness — термин заимствован из книги У. Джемса «Научные основы психологии», 1890 г.), разбитое поколение (beaten generation), рассерженные молодые люди (angry young men) и др.
Немаловажную роль играет английский язык в форми-ровании общественно-политической терминологии русского языка. Известно, что русский и английский языки играют ведущую роль в создании интернационального фонда слов в области общественно-политической лексики на современном этапе. Одновременно постоянно происходит процесс взаимо-обогащения этих языков.
Рассматривая фразеологические обороты, образованные по английской модели, с точки зрения семантической слитности, следует отметить, что их подавляющее большинст¬во представлено фразеологическими сочетаниями и выраже¬ниями (утечка мозгов, мозговой трест, держать порох сухим, время работает на нас).
Остановимся далее на структурных типах фразео-логических калек с английского, относящихся к общественно-политической терминологии. Прежде всего следует выделить две большие группы фразеологизмов: 1) структурно равно-значных предложению и 2) структурно равнозначных соче-танию слов.
1) В группу фразеологических калек, структурно равно-значных предложению, входят такие, как: Факты — упрямая вещь (Facts are stubborn things — Эллиот, 1747 г.); Руки прочь! (Hands off! — В. Гладстон, 1847 г.).
2) Более многочисленна по своему составу вторая группа фразеологиических калек с английского, представленная в русском языке сочетаниями слов.
Самая распространенная модель — «прилагательное + существительное». Ср.: блестящая изолированность/изоляция (Splendid Isolation — выражение появилось в Англии во времена Дж. Чемберлена), желтая пресса (Yellow press — Э. Уордлеэн, 1896 г.), долларовая дипломатия (Dollar diplomacy — У. Тафт, 1912 г.), новые рубежи (New Frontiers — политика президента Дж. Кеннеди), ядерный клуб (Nuclear club — термин появился в языке сравнительно недавно) и мн. др.
Влияние лексико-грамматической системы языка-источ-ника сказывается в образовании в русском языке вариантных форм, имеющих модель «существительное + родительный падеж существительного», свойственную английскому языку. Ср.: долларовая дипломатия — дипломатия доллара, жизнен¬ный уровень — уровень жизни.
В языке начинают функционировать как неточные пословные переводы английской модели прототипа, так и их точные соответствия — точные фразеологические кальки. Иногда такие фразеологические обороты, подчиняясь закону универбации, сливаются в слово: trade union ^
профессиональный союз ^ профсоюз.
Структурная модель «существительное + существи¬тельное в родительном падеже» очень продуктивна. Ср.: ветер перемен (the wind of change — Макмиллан), коридоры власти (Corridors of power — Ч. Сноу), утечка мозгов (brain(s) drain). Ср., например:
«Утечка мозгов», как иронически называют на Западе миграцию интеллигенции, начинает серьезно беспокоить…
Эту болезнь завезли из-за океана коммивояжеры американ¬ских монополий. Ее название «брэйнз дрэйн» — «утечка мозгов». (Неделя, 1966, №32).
В общественно-политической терминологии особенно распространена осложненная конструкция вышеуказанной модели с прилагательным перед зависимым существительным: политика открытых дверей (open door(s) policy — экспансио-нистская доктрина США, провозглашенная еще в 1899 г. Дж. Грэйем), политика большой дубинки (a big-stick policy — выражение принадлежит Т. Рузвельту), политика доброго соседа (a good neighbor policy — провозгласил Ф. Рузвельт 4 марта 1933 г. в речи при вступлении на пост президента США), политика дальнего прицела (a long-range policy), политика булавочных уколов (policy of pin-pricks) и др.
Фразеологические кальки, образованные по модели «существительное + предложно-падежная форма существи-тельного», встречаются реже. Ср.: охота на ведьм (witch-hunt), борьба за жизнь (существование) (struggle for life —
Ч. Дарвин, 1859 г.), беседа у камелька (a fireside chat — беседа президента с населением по радио или телевидению) и др. Менее продуктивным и многочисленным является и пласт фразеологических калек, образованных по модели «глагол + существительное»: промывать мозги, потерять лицо.
Основную часть приведенных выше фразеологизмов составляют изречения выдающихся людей. Поэтому можно точно указать язык-источник фразеологической кальки и дату ее первой фиксации. «Для отнесения того или иного слова или оборота к калькам необходимо иметь вполне определенные данные, это подтверждающие: одного структурного или семантического совпадения своих слов или оборотов с
24
иноязычными для этого совершенно недостаточно» .
Обретя общеупотребительность, эти фразеологические кальки вошли в общий фразеологический фонд русского языка. Именно единицы общественно-политической лексики чаще всего проникают в общеупотребительную лексику, покидая пределы узкоспециального обращения. В этом немалая заслуга прессы, телевидения и радио. Многократно вводя в обиход эти обороты, они создают своеобразные клише.
Следует отметить, что средства массовой информации играют немаловажную роль в формировании культуры речи учащихся. В процессе работы на уроке над словосочетаниями общественно-политической лексики учитель должен воору¬жить ученика необходимым запасом знаний для правильного восприятия информационного материала.

Updated: 28.08.2017 — 14:58
СЛОВНИК АНГЛІЦИЗМІВ © 2016