О ПОНЯТИИ «ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ КАЛЬКА» В ОТЕЧЕСТВЕННОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ЯЗЫКОЗНАНИИ

(80-е гг. XIX века — 80-е гг. XX века)
Яркая, самобытная фразеология русского языка, оказы¬вая сильное воздействие на становление современной фразео¬логии многих языков мира, в свою очередь на всех этапах своего развития испытывала иноязычное влияние. Таким обра¬зом, увеличение фразеологического фонда русского языка, появления в нем фразеологических инноваций базируется как на наличном строительном материале, так и на заимствовании иноязычных элементов.
Такие экстралингвистические факторы, как полити¬ческие, культурно-исторические, языковые контакты, являлись всегда источником взаимного обогащения словарного состава как родственных, так и неродственных языков.
Как известно, переводческий контакт служит одним из основных импульсов для появления в языке как лексических, так и фразеологических калек, поскольку калька является следствием перевода.
По мнению Ш. Балли, калька призвана дать новый толчок лексикологическим исследованиям (Балли 1961: 71).
Важность детального и всестороннего изучения калек и калькирования очевидна и не требует того, чтобы в его защиту произносились длинные речи или писались специальные трактаты… (Ефремов 1974: 18).
В данной статье делается попытка диахронического изучения становления понятия фразеологическая калька в славянском и зарубежном языкознании в период, охватываю-щий столетие: 80-е гг. XIX века. – 80-е гг. XX века .
Актуальность исследования процесса и результатов фразеологического калькирования обусловлена в первую очередь необходимостью выявления сущности и отличитель¬ных признаков данного лингвистического явления. Четкое представление о понятии фразеологическая калька позволит выделить фактологический материал в словарном запасе русского языка и определить язык-источник каждого конкрет-ного «подражания», следа иноязычного влияния.
По мнению некоторых исследователей, термин калька (от франц. calque – копия на прозрачном листе, подражание) получил распространение в русском языке приблизительно на рубеже XIX – XX вв.
К этому периоду накопился значительный словарный материал, отражающий результаты контактирования как родственных, так и неродственных языков; четче вырисо- вывалась необходимость постановки проблем словарного обогащения языков, требующих теоретического осмысления.
Ср.: Из других элементов русской литературно-языковой системы в последней трети XIX и в первом пятнадцатилетии XX века заметно подвинулось вперед изучение литературного словаря в его развитии. <...> В области исторической лексикологии больше всего оживления вызвал вопрос о заимствованных словах в русском языке (Виногра¬
дов 1978: 324-325).
Для работ, появившихся в это время как в отечественной, так и в зарубежной лингвистике, характерно рассмотрение фактов калькирования как одного из видов лексического заимствования, ставшего впоследствии «традиционным» (отсюда терминологическая неупорядоченность, наблюдаемая в наше время не только в отдельных статьях, исследованиях, но и в учебных пособиях) (Шахрай 1961: 53-58; Иванова 1977: 3).
В то время ученые еще были далеки от мысли, что калькирование, само по себе представляя исключительный интерес для науки о языке, заслуживает специального, а не попутного изучения, и его нельзя «пристегнуть» также к такой крупной проблеме, как лексическое заимствование (Ефремов 1974: 1).
Примечателен тот факт, что почти одновременно (в 1886 году) появляются исследования С. Булича и Е.Ф. Карского, которые явились основой для формирования впоследствии двух наиболее распространенных точек зрения о кальках в языкознании. С. Булич в своей работе Заимствованные слова и их значение для развития языка рассматривает кальку как перенесение чужой внутренней формы (того, что немцы называют Wortform), о заимствовании скорее идейного характера, а не материального (Булич 1886: 360).
Эта дефиниция кальки (С. Булич еще не употребляет этот термин, рассматривая калькирование как вид заимствования) получает свою дальнейшую конкретизацию в работах Л. А. Булаховского (кальки – новые слова, с внутренней формой по образцу иностранных) (Булаховский 1952: 53);
Н.Н. Лопатянковой; Н.А. Мовшович (посредством калькиро-вания воспроизводят «внутреннюю форму» и значение иностранного слова языковыми средствами заимствующего языка) (Лопатянкова, Мовшович 1958: 101); Л. Андрейгина, Н. Костова, Е. Николаева (особый вид заимствования из чужих языков получается, когда сохраняется внутренняя форма слов чужого языка, но чужие словообразовательные элементы заменяются болгарскими) (Андрейгин, Костов, Николаев 1960: 124); Б. Унбегауна (заимствование внутренней формы) (Unbegaun 1932: 19-48) и других исследователей.
Данный взгляд на кальку как на вид смыслового, семан-тического заимствования, но не материального, так как она образуется на базе своего исконного строительного материала, нашел многих последователей в разные периоды изучения основных способов пополнения словарного состава языка.
Интересно отметить, что в своей работе С. Булич отмечает и «буквальные переводы или перенесение чужих оборотов, целых фраз или ходячих формул» (курсив – И.Н.) (Булич 1886: 360), подразумевая под этим калькирование фразеологических оборотов.
В том же году Е.Ф. Карский рассматривает калькиро¬вание как заимствование морфологической структуры, слово-образовательной. По его мнению, калька – это буквальный перевод, составленный по чужому образцу: любомудрие, священнослужитель, провидение, благословлять (Карский 1886: 3).
Его точку зрения впоследствии разделяют такие исследователи, как В.К. Поржезинский, Д.Н. Ушаков,
А. А. Реформатский, Т.Р. Левицкая и А.М. Фитерман,
Л.И. Баранникова, Р.М. Муллина, Б.Н. Головин и др.
Сторонником поморфемного принципа построения кальки был В.В. Виноградов, который, рассматривая кальку как точную съемку морфемы за морфемой, прямой перевод (Виноградов 1940: 3; 1955: 200), создал базу для изучения словообразовательных калек.
Однако исследователи этого вопроса, дополняя и развивая взгляд В.В. Виноградова, подчеркивают, что «кальки не всегда представляют собой точную съемку морфемы за морфемой. Это объясняется тем, что всякая калька как новообразование формируется по законам словообразования и словосочетания того языка, в котором она создается» (Хегай 1964: 300).
Таким образом, работы С. Булича и Е.Ф. Карского послу-жили толчком для дальнейшего теоретического осмысления понятий, получивших названия семантической кальки и словообразовательной кальки. Свое дальнейшее обоснование данные термины приобрели в работах немецких лингвистов, которые наиболее плодотворно занимались исследованием проблем заимствования, в то время еще включавших в себя и калькирование (ср. semantic loan). В 1903 году С. Зингер (Singer 1902: 220-238; 1903: 125-132) уже выделяет слово-образовательные и семантические кальки. Особенно
примечателен, на наш взгляд, тот факт, что К. Сандфельд наряду с вышеупомянутыми видами калек выделяет в самостоятельный разряд фразеологические кальки (Sandfeld –
Jensen 1912: 166-173). Как подчеркивает К. Флекенштейн, эта классификация стала наиболее принятой. В. Бец объединяет семантические и фразеологические кальки в одну группу.
Лишь спустя полвека появились работы Н.М. Шанского, которые с полным основанием можно назвать первой научной разработкой проблемы калькирования. Если ранее и рассмат-ривались некоторые аспекты общетеоретических проблем калькирования, то лишь в качестве особого вида лексического заимствования. Н. М. Шанский первый в истории отечествен-ного языкознания на строго последовательной научной основе отграничивает и противопоставляет два основных способа обогащения словарного состава языка: прямое заимствование и калькирование. Это и позволяет выделить и объединить вопросы калькирования (как лексического, так и фразео-логического) в самостоятельную проблему, которая в дальней-шем разрабатывается такими советскими лингвистами, как Л.П. Ефремов, К. Флекенштейн, М. Хегай, Л.А. Пономаренко и другими учеными.
Говоря об использовании иноязычных элементов в лексике русского языка, Н.М. Шанский подчеркивает, что могут заимствоваться слова и выражения как целые, т.е. реальные номинативные единицы, звуковые комплексы с определенными значениями, так и лишь их отдельные элементы (структура, значение). В связи с этим среди лексических фактов, в которых находит отражение иноязычное влияние, следует различать с одной стороны, такие, которые объясняются прямым заимствованием, а с другой такие, которые возникли в результате калькирования (Шанский 1955: 28).
В работе Н. М. Шанского получают строго научное обоснование и виды лексических калек: словообразовательные и семантические. Нельзя не отметить необоснованности замечания Л.П. Ефремова относительно приведенного в статье Лексические и фразеологические кальки в русском языке утверждения, что словообразовательные кальки составляются только из исконного материала. По мнению этого ученого, это исключает возможность применения по иноязычному образцу некогда заимствованной лексики. Но, как известно, в понятие исконно русская лексика Н.М. Шанский включает и слова, появившиеся в нашей речи на базе заимствованных основ и корней или целых слов (Шанский 1972: 71).
М.А. Хегай также находит принципиальное различие между кальками и заимствованиями именно в том, что кальки, как правило, всегда должны создаваться из своих языковых ресурсов, которые могут содержать не только родные, но и освоенные иноязычные средства (Хегай 1964: 299).
Рассматривая фразеологические обороты современного русского литературного языка с точки зрения их происхож-дения, Н.М. Шанский выделяет 4 группы, которые включают в свой состав фразеологические кальки и полукальки наряду с заимствованными фразеологическими оборотами и исконно русскими выражениями. Под фразеологической калькой он подразумевает фразеологический оборот, появившийся в русском языке в результате буквального, т.е. пословного перевода иноязычного оборота (struggle for life – борьба за существование) (Шанский 1972: 239).
В свою очередь фразеологические кальки различаются точные и неточные в силу своеобразия лексико-граммати-ческих норм русского языка и того языка, с которого калькируется фразеологический оборот. Анализ калек и полукалек иноязычных фразеологизмов позволяет исследо-вателю установить соотношение между степенью семанти-ческой слитности фразеологических оборотов и способностью его калькироваться. Н.М. Шанский устанавливает и основные источники фразеологических калек в русском языке.
Наряду с теоретической разработкой вопросов кальки-рования ученый внес значительный вклад и в собирание фактического материала. В 1979 году журнал Русский язык в школе публикует первый выпуск Краткого этимологического словаря русской фразеологии (Шанский, Зимин, Филиппов 1979,1980).
В 60-е годы появляется ряд исследований, изучающих вопросы лексического калькирования (попутно затрагивая и фразеологическое калькирование). К их числу относятся работы Л.П. Ефремова. Название его статьи, изданной в 1960 году, Калькирование и его отличие от заимствования свидетельствует о разграничении и сопоставлении автором этих двух процессов. Исследуя проблематику определения калькирования, его специфических черт, словообразователь-ного калькирования, калькирования как одну из причин возникновения лексической омонимии, лексических полука¬лек, калькирования близкородственных языков, Л. П. Ефремов разрабатывает основы теории лексического калькирования. Вопросы сопоставления лексических и фразеологических калек остаются неразрешенными в его работах, так как сами по себе фразеологические кальки не являлись объектом его научных изысканий.
По мнению ученого, в зависимости от того, каким способом осуществляется калькирование (представляет ли оно словообразование, новое применение старого слова или создание фразеологической единицы) и, следовательно, оттого, что им порождается (слово, новое значение преж¬него слова, фразеологизм), различают словообразовательное, семантическое и фразеологическое калькирование <...> фразеологическое калькирование понимается то более узко, то более широко, в чем сказываются различия во взглядах исследователей на предмет фразеологии (Ефремов 1974: 6).
Упомянутый лингвист принимает во внимание способ осуществления калькирования, а не его объект, разграничивая лексические и фразеологические кальки в зависимости от того, какие единицы (слово или словосочетание) получаются в результате перевода.
Если Л.П. Ефремов не считает изучение калек в конкрет-ном языке первостепенной задачей, стоящей перед исследова-телем – теоретиком, то К. Флекенштейн в своей работе Кальки по немецкой модели в современном русском литературном языке наряду с теоретическим обоснованием вопросов калькирования приводит богатый фактический материал. В данном исследовании рассматриваются и фразеологические кальки. Примечательно, что автор данной работы обращает внимание на наличие во всех европейских языках общих фразеологических калек (например, водить кого-то за нос, нем. jemanden an der Nase herumfuhren, франц., mener quelqu’ un par le bout du nez, англ. to lead a person by the nose).
На наш взгляд, это утверждение звучит слишком категорично, так как не исключена возможность, что перед нами фразеологические параллели, которые в конкретном языке являются исконными фразеологическими оборотами (в силу возможности одного и того же образа, положенного в основу названия, у самостоятельных выражений одного и того же значения в разных языках) (Шанский 1972: 227). Несомненно, что именно структурно-типологическое изучение фразеологии в дальнейшем вносит значительный вклад в исследование так называемой межъязыковой фразеологиче¬ской синонимии (см., напр., Наумова 1980, 1982, 2008).
В своей работе К понятию кальки М.А. Хегай утверж¬дает, что для всякой кальки наиболее существенным является наличие определенного значения, воспринятого от кальки¬руемого слова или выражения путем перевода лексических компонентов последних (Хегай 1964: 296). Исходя из положения, что формирование кальки происходит по законам родного языка, в своем исследовании М. А. Хегай делает вывод, что при калькировании совершенно не обязательна точная съемка структуры чужих слов.
В противовес мнению Л.П. Ефимова, принимающего во внимание не объект фразеологического калькирования, а сам способ его оформления (слово или словосочетание), исследо-ватель полагает, что калькируемое выражение должно состоять из двух или более слов. Например: разбить на голову – немецк. aufs Haupt schlagen. В основу разграничения фразеологической кальки и свободного словосочетания при их внешнем совпадении кладется понятие фразеологической кальки как инновации, новообразования, которое вносит новое понятие в язык.
И.И. Чернышова дополняет это определение, утверждая: Там, где фразеологизм возникает как языковая единица, обозначающая новый предмет материальной действитель-ности, он, как правило, является экспрессивным, эмоциональ-ным синонимом по отношению к лексической единице, которая в этом случае служит целям чистой номинации (Чернышова 1967: 46).
В отличие от вышеупомянутых лингвистов Л. А. Понома¬ренко рассматривает кальки как своеобразную группу заимст¬вований. В работах Л. А. Пономаренко основное внимание уделяется изучению источников происхождения английских фразеологических калек (с французского, немецкого, русского языков). В исследовании Роль русского языка в развитии английской лексики и фразеологии затрагиваются и вопросы калькирования с русского языка на английский. Принимая во внимание, что в разных языках различные способы словосложения и словообразования, по мнению лингвиста, это является причиной того, что структура прототипа отличается от структуры кальки (Пономаренко 1968: 23).
Некоторые исследователи в 70-е годы по-прежнему не склонны были замечать несомненной перспективности изуче-ния калькирования как самостоятельной проблемы, включая его в особую категорию заимствования.
По мнению Р. Будагова, Кальки – это особый вид заимствований. Это слова, формирующиеся по образцу структуры соответствующих иноязычных слов, но не заимствующие их материальной основы (Будагов 1953: 89). Л.П. Крысин в работе Иноязычные слова в современном русском языке выделяет вид синтаксического заимствования, при котором на конструирование фраз оказывают влияние иноязычные синтаксические конструкции, подобно тому воздействию, которое оказывают, по мнению ученого, английские газетные клише на заголовки современной русской прессы. По его определению, калькирование (появление в слове значения «под давлением» иностранного образца) (Крысин 1968:19) – это вид семантического заимствования (по аналогии с семантическими заимствованиями semantic loans Э. Рихтера).
Р. Муллина, рассматривая калькирование как одну из центральных проблем перевода, вносит его в разряд заимствования. В своей статье К вопросу о русских и интернациональных заимствованиях путем калькирования в казахском языке она выделяет слова и выражения, представляющие как бы точные снимки с иноязычных слов, полученные путем перевода каждой значащей части иноязычного слова соответствующей значащей частью, имеющейся в русском языке (Муллина 1955: 135).
Т.Р. Левицкая и А.М. Фитерман также считают кальку особой формой заимствования путем дословного перевода (Левицкая, Фитерман 1963: 20). С.П. Погорский выделяет разряд заимствованных слов, образованных посредством калькирования. Наряду с просто заимствованными словами И.В. Арнольд различает и переводные или семантические заимствования (Арнольд 1973: 250). А.Г. Назарян, Л.И. Баран-никова, А.В. Калинин, Б.Н. Головин, Ю.С. Маслов рассматри-вали кальки как вид заимствования.
Интересно отметить, что известный испанский лексико-граф Х. Касарес в своей работе Введение в современную лексикографию, говоря о расширении словаря лексики, отмечает, что в большинстве случаев пополнение происходило за счет заимствования и калькирования (Касарес 1958: 28-30). Как видно из вышеприведенного высказывания, ученый рассматривает калькирование и заимствование как два самостоятельных способа обогащения словарного состава языка. Однако сами вопросы калькирования в работе не получают освещения.
Наряду с такими проблемами, как дефиниция кальки, классификация калек, в центре внимания исследователей всегда было изучение способов выделения кальки, так как это один из самых сложных вопросов.
В качестве критериев для выделения слова как кальки К. Флекенштейн предлагает следующие исходные данные:
1. Структуру слова и вопроса, насколько эта структура соответствует языковой системе; 2. Семантику слова и вопрос, поскольку значение целого вытекает из значения составляющих его элементов; принадлежность слова к определенному стилистическому слою (как правило, кальки отличаются некоторой книжностью, в разговорном языке они встречаются редко); 3. Время возникновения слова; 4. Сферу возникновения слова и источник, в котором оно впервые отражено (Флекенштейн 1963: 9).
Как было указано выше, М.А. Хегай считает основным критерием выделения кальки ее новообразовательную роль. Как справедливо отмечает Н. М. Шанский, для отнесения того или иного оборота к калькам необходимо иметь вполне определенные данные, это подтверждающие. Одного структурного или семантического совпадения своих слов или оборотов с иноязычными для этого недостаточно (Шанский 1955: 35).
В 1982 году автор данной статьи в своей диссертации Фразеологические кальки английского происхождения в современном русском языке (на материале публицистики) под фразеологической калькой рассматривает устойчивые словесные блоки, возникшие в языке в результате пословного перевода иноязычного прототипа и характеризирующиеся различной степенью воспроизводимости в перенявшей их языковой среде (Наумова 1980).
В качестве рабочего инструментария выявления фразеологических калек английского происхождения в данном исследовании вычленяются следующие дифференциальные признаки как собственно лингвистического характера, так и экстралингвистического характера:
— Структурно-семантический аналог в английском языке исконно английского происхождения;
— Документальное подтверждение возникновения предполагаемой модели-прототипа русской фразеологической кальки в английской языковой системе, в отдельных случаях – зафиксированное свидетельство, устанавливающее автора данного выражения и время его появления в языке-источнике (в лексикографических источниках, исторических материалах, специальной области знания, являющейся первоначальной сферой функционирования рассматриваемой фразеологиче¬ской единицы);
— Смысловая соотнесенность анализируемой единицы с действительностью Англии, Америки (историзмы, наиме-нования реалий указанных государств, обладающие ясной мотивировкой и раскрывающие в определенной степени национальный колорит, специфические особенности культуры данных стран);
— Одновременное функционирование прямого заимство¬ванного выражения из английского языка и его пословного перевода, служащего одним из способов раскрытия содер¬жания незнакомого иноязычного оборота;
— Частные формальные признаки, фиксируемые в отдельных случаях введение в речь фразеологических калек: кавычки (учитывая переносный характер значения большин¬ства употребляемых в языке переводных фразеологических оборотов с английского), вводные фразы – как говорят в Англии (Америке), как принято здесь (в Англии, Америке) называть, так называемые и т.п.
— Наличие в составе фразеологической полукальки транслитерированной заимствованной лексической единицы (с учетом зафиксированного свидетельства о возникновении данного выражения в английском языке: в силу возможности образования подобных выражений на русской почве по определенной, устоявшейся в языке модели или с использованием укоренившегося в языковой системе прямого лексического заимствования).
Понимая известную недостаточность выдвигаемых признаков вычленения фразеологических калек английского происхождения, мы считали возможным принять их в качестве рабочего варианта.
Состояние изученности вопросов калькирования в славянском и зарубежном языкознании в рассматриваемый исторический период (80-е гг. XIX века. – 80-е гг. XX века) свидетельствует о том факте, что калькирование относительно недавно стало предметом научного изучения (Ефремов 1961: 49).
Если в работах, появившихся в 60 – 80-е годы XX века в отечественном языкознании и делаются попытки объединить вопросы лексического калькирования в самостоятельную проблему, противопоставляя процессы лексического заимство-вания и калькирования; то о фразеологических кальках по- прежнему упоминается вскользь, о чем свидетельствует и тот факт, что вопросы фразеологического калькирования в рассматриваемый исторический период не были предметом специальных лингвистических исследований.
Следовательно, проблеме изучения фразеологических калек в конкретных языках должны быть посвящены работы, в которых будет собран не только богатый фактический материал, но и дана всесторонняя научная трактовка многогранного лингвистического явления, каким является фразеологическое калькирование. Проблема калькирования может и должна оформиться в цельное учение, которое с полным правом займет подобающее место в теоретическом языкознании (Ефремов 1974: 18).
Литература
1. Андрейгин Л., Костов Н., Николаев Е., 1960, Български език зе за институте за начални учители, София.
2. Арнольд И.В., 1973, Лексикология современного английского языка, Москва.
3. Балли Ш., 1961, Французская стилистика, Москва.
4. Будагов Р., 1953, Очерки по языкознанию, Москва.
5. Булаховский Л. А., 1952, Курс русского литературного языка, т. I, Киев.
6. Булич С., 1886, Заимствованные слова и их значение для развития языка, «Русский филологический вестник», т.15, Варшава.
7. Виноградов В.В., 1940, Основные этапы истории русского языка, «Русский язык в школе» № 3.
8. Виноградов В.В., 1953, О некоторых вопросах русской исторической лексикологии, «Известия СССР» т. XXI, вып. 3.
9. Виноградов В.В., 1978, История русских лингвистических учений, Москва.
10. Ефремов Л.П., 1961, Калькирование как одна из причин возникновения лексической омонимии, [в сб.:] Изв. АН КазССР, Серия филологии и искусствоведения, вып. 2, Алма-Ата.
11. Ефремов Л.П., 1974, Основы теории лексического калькирования, Алма-Ата
12. Иванова Т.А., 1977, О морфологической адаптации заимствованной лексики в Синайском патерике, [в сб.:] Русская историческая лексикология и лексикография, Ленинград.
13. Карский Е.Ф., 1886, О так называемых барбаризмах в русском языке, Вильно.
14. Касарес Х., 1958, Введение в современную лексикографию, Москва.
15. Колиберская И.О. (Наумова И.О.), 1980, О фразеологиче-ских кальках с английского в современном русском языке. «Русский язык в школе» №6.
16. Крысин Л.П., 1968, Иноязычные слова в современном русском языке, Москва.
17. Левицкая Т.Р., Фитерман А.М., 1963, Теория и практика перевода с английского языка на русский, Москва.
18. Лопатянкова Н.Н., Мовшович Н.А., 1958, Precis de lexicologie du frangais moderne, Москва.
19. Муллина Р., 1955, К вопросу о русских и интернациональных заимствованиях путем калькирования в казахском языке, [в сб.:] Ученые записки Казахского государственного университета, т. 19, Язык и литература, Алма-Ата.
20. Наумова И.О., 1982, Фразеологические кальки английского происхождения в современном русском языке : Автореф. дис… канд. филол. наук. – Москва.
21. Наумова И.О., 2008, Verbatim /2007, Харків.
22. Наумова И.О., 2008, Verbatim /2008, Харків.
23. Пономаренко Л.О., 1968, Проблема тотожності семантико- граматичної структури кальки та її прототипу, [в сб.:] Іноземна філологія, вип.. 14, Львов.
24. Флекенштейн К., 1963, Кальки по немецкой модели в современном русском языке: Автореф. дис. канд. филол. наук. – Москва.
25. Хегай М.А., 1964, К понятию кальки, [в сб.:] Ученые записки Ташкентского педагогического института, т. 45, вып. 3, Ташкент.
26. Чернышова И.И., Некоторые закономерности развития фразеологической системы (на материале немецкого языка), [в сб.:] Проблемы фразеологии и задачи ее изучения в высшей и средней школе, Вологда.
27. Шанский Н.М., 1955, Лексические и фразеологические кальки в русском языке, «Русский язык в школе» №3.
28. Шанский Н.М., Иванов В.В., Шанская Т.В., 1961, Краткий этимологический словарь русского языка, Москва.
29. Шанский Н.М., 1963 – 1975, Этимологический словарь русского языка. – Вып. I- 6. – Москва.
30. Шанский Н.М., 1969, Фразеология современного русского языка, Москва.
31. Шанский Н.М, 1972, Лексикология современного русского языка, Москва.
32. Шанский Н.М., Зимин В.И., Филиппов А.В., 1979, Краткий этимологический словарь русской фразеологии. «Русский язык в школе» №1 -6.
33. Шанский Н.М., Зимин В.И., Филиппов А.В., 1980, Краткий этимологический словарь русской фразеологии. «Русский язык в школе» №1 – 2.
34. Шахрай О.Б., 1961, К проблеме классификации заимствованной лексики, «Вопросы языкознания» №2.
35. Sandfeld-Jensen K., 1912, Notes sur les calques linguistiques, [in:] Festschrift fur Wilhelm Thomson, Leipzig.
36. Shansky N., Bystrova E., 1975, 700 Russian Idioms and Set Phrases, Moscow.
37. Singer S., 1902, Beitrage zur vergleichenden Bedeutungslehre, [in:] Zeitschrift fur deutsche Wortforschung Bd. III.
38. Singer S., 1903, Beitrage zur vergleichenden Bedeutungslehre, [in:] Zeitschrift fur deutsche Wortforschung Bd. IV.
39. Unbegaun B., 1932, Le calque dans les langues litteraires, «Revue des ettudes slaves» T.XII.

Updated: 28.08.2017 — 14:56
СЛОВНИК АНГЛІЦИЗМІВ © 2016