СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ИНТЕРФРАЗЕМ БИБЛЕЙСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Диалог поколений, истории и современности, единства и общностей в созидании многовековых ценностей культуры людей воплощается в их понимании друг друга и самих себя в бесконечном духовном, временном и пространственном измерении. Символом единства и взаимопонимания друг друга в глобальном пространстве вселенной является интертекст. Он может быть посланием из прошлого либо современным кодом, известным всем участникам полилога.
Расшифровка интертекста в одних случаях импорти¬руется вместе с заимствованиями из другой культуры, языка, в других происходит самостоятельно, независимо, параллельно, в силу общности развития цивилизации, универсальности законов восприятия внешнего мира. Многовековая история человечества фиксирует появление огромного количества одинаковых наименований и их последующего метафори-ческого переосмысления в разные периоды истории и в разных уголках планеты.
Параллельно с единством и общностью отражения устройства мира цивилизация и культура каждого народа вносят свой уникальный вклад в гипертекст, наиболее прозрачной и понятной частью которого является интертекст.
Как известно, первым вариантом гипертекста является книга всех книг — Библия. Именно этот текст и стал самым ярким примером интертекста. Его фрагменты в виде интертекстем библейского происхождения приобрели статус крылатых слов, цитат, интерфразем, известных всем поколениям и народам мира. Однако в ряде случаев их семантическая расшифровка приводит к выявлению новых граней и оттенков в каждом конкретном языке.
В данной работе мы попытаемся на примере отдельных коррелятивных интерфразем библейского происхождения показать различия их семантических трансформаций в русском и английском языках.
Как известно, фразеологические библеизмы в ходе своей многовековой эволюции в обоих языках трансформировали не только свой лексический состав, структуру, грамматическое значение, но в отдельных случаях изменили и свои семантические характеристики.
Однако, как правило, интертекстемы библейского происхождения сохраняют первоначальное значение, присущее им в Библии, являясь выражением вечных духовных ценностей человечества.
Наиболее характерным видом изменения семантических характеристик фразеологических оборотов библейского происхождения является отрыв от библейского контекста и приобретение более обобщенного значения, возвеличи¬вающего смысл оригинала.
Подавляющее большинство русских и английских фразеологизмов, восходящих к Библии, совпадают в своем значении. Лишь в редких случаях они противостоят друг другу, различаясь характером своего семантического развития.
Так, выражения соль земли — the salt of the earth и в русском, и в английском языках обозначают ‘Самое главное, самое ценное, самое важное. О людях’ [1: 446]; ‘О лучших представителях общества’ [2: 137]. Ср. ‘the excellent of the earth’ (after Matt. V, 13) [3: 1783].
Однако в английском языке до 1914 г. данный оборот имел тривиальное значение: ‘сила, богатство,
аристократичность’. Лишь после 1920 г. он приобретает свой первоначальный смысл, восходящий к тексту Библии. Ср. «The salt of the earth». Mid. 19 – 20. ‘In recent trivial use, says the OED, in 1914 ‘the powerful, the aristocratic, the wealthy but, from 1920 at latest sense, surely has been that of ‘the staunch and true, the essentially good, generous, humane and kindly…’ [4: 91].
Отличаются по своей семантической структуре и такие интертекстемы русского и английского языков, как мертвая буква и dead letter, также имеющие общий источник происхождения — текст Библии. Ср. «…мы освободились от него, чтобы нам служить (Богу) в обновлении духа, а не ветхой букве» (К римлянам, 7, 6; Коринфянам, 3, 6).
В русском языке выражение мертвая буква и его дериват оставаться мертвой буквой характеризуют ‘формальную сторону какого-либо дела’ [5: 118; 2: 79]; ‘закон, постановление без практического применения на деле’ [1: 51]. Послание апостола Павла к коринфянам превратилось в крылатые слова в этом языке с XIX в., обозначая противопоставление смысла явления — его «духа» и внешней формы его выражения — «букве».
В английском языке интерфразема dead letter получает распространение лишь в конце XIX в., хотя впервые была зафиксирована в языке в 1579 г. В процессе ассимиляции фразеологизм приобретает новые значения, отличные от его исходного толкования.
Ср. Dead letter 1579 1. orig. A writing taken in a bare literal sense (cf. Rom., VII, 6, 2 or Cor., III, 6). В writ, statute, ordinance, etc., which is inoperative, though not repealed 1663. 2. A letter which lies unclaimed for a certain time at a post-office, or which cannot be delivered through any cause 1771 [3: 458].
Как и в русском языке, данная интертекстема с 1663 г. в английском языке означает ‘закон, формальность, порядок, который не действует, но и не отменяется’. С 1771 г. она расширяет свой семантический диапазон, приобретая новый смысл: ‘письма, которые хранятся на почте, так как они не нашли своего адресата’. Ср. буквальный перевод данного выражения английского языка мертвая буква < мертвое письмо. Выражение Довлеет дневи злоба его (церковно¬славянский текст) Довольно для каждого дня своей заботы в русском языке воспринимается дословно, то есть 'каждый день приносит свои заботы'. Производное от данного изречения злоба дня (the evil of the day) в русском языке обозначает 'интерес данного дня и вообще данного времени, волнующий общество' [7: 244]. В английском языке данный оборот означает 'не следует беспокоиться о том, какие невзгоды могут случиться завтра, в будущем’[5: 72]. — Sufficient unto the day is the evil thereof (Matt., 6; 34). Семантический оттенок интертекстемы в англий¬ском языке отражает позитивную палитру красок западного мироощущения. Мажор словесной ткани английского языка отличается от минора и меланхолии, довлеющей в настрое духа русского человека. И.С. Тургенев отмечал это отличие мировосприятия народов еще в прошлом веке: «Англичане говорят: «Never say die». Хорошая поговорка. Лучше русской: «Пришла беда, растворяй ворота». Заранее горевать нечего» [8: 152]. В ряде случаев интерфраземы библейского происхожде-ния приобретают новые коннотации в процессе ассимиляции в русском и английском языках. Так, фразеологический оборот избиение младенцев (Матф., I2; 16-18), имеющий коррелятив¬ное выражение в английском языке The slaughter (massacre) of the innocents (Matt., 2, 16-18), является аллюзией к библейскому тексту. По мнению И.А. Уолш и В.П. Беркова, в русском языке крылатые слова избиение младенцев редко употребляются в своем исходном значении. Более частотно их шутливое применение как характеристики суровой критики, особенно часто по отношению к работе молодых (писателей, ученых и т.д.) [5: 89]. В «Опыте этимологического словаря русской фразеологии» дается более обобщенное толкование: «о строгих мерах по отношению к кому-либо» [2: 59]. В английском языке данное выражение имеет два значения: 1. избиение младенцев (этим. библ. Matthew 2, 16); 2. парл. жарг. Нерассмотрение законопроектов ввиду недостат-ка времени (в конце парламентской сессии) [9: 411]. Политический оттенок приобретает в английском языке и значение другого фразеологического оборота библейского происхождения Appeal to Caesar (Acts, XXV). Помимо основного значения 'обратиться к высшей власти, к высшему авторитету' (этим. библ. Acts XXV) выражение обозначает 'обратиться с призывом к избирателям на всеобщих выборах' [9: 119]. В некоторых случаях в английском языке интерфразема библейского происхождения приобретает дополнительное значение, не совпадающее полностью с его значением в библейском тексте: «И восстал весь народ как один человек, и сказал: не пойдем никто в шатер свой и не возвратимся никто в дом свой» (Книга Судей, 20, 8). Библеизм as one man (Judges, XX, 8) обозначает в английском языке ‘единодушно, единогласно', хотя в библейском тексте он употреблялся в значении ‘вместе’. Ср. ‘The sense is rather 'altogether' than 'unanimously' [4: 18]. С другой стороны, в русском языке некоторые обороты библейского происхождения употребляются в значении, несвойственном их английским коррелятам. Так, выражение не от мира сего (Иоанн, 18, 36) обозначает ‘человека непрактичного, живущего в этом мире по-своему, по своим законам' [5: 135]. Английский оборот not of this world (John, 18, 36) употребляется в данном значении редко. Фразеологизм злачное место (Псалтырь, 22, 2) — green pastures (Psalm, 22, 2) в русском языке также потерял связь со своим источником. Ср. «Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим (Псалтырь, 22, 2)». В современном русском языке данное выражение употребляется для характеристики места, «где развлекаются, кутят, играя в азартные игры, предаваясь разврату и т.п.». Ср. устар. Место, где можно жить без труда, забот и т.п. [1: 245]. Большинство фразеологизмов сохраняют свою исходную семантическую структуру как в русском, так и в английском языке. Лишь немногие из них в процессе своей ассимиляции становятся двузначными и реже многозначными фразеологи-ческими единицами. Расширение семантической амплитуды фраземы в редких случаях достигает своего смыслового предела, приобретая противоположное, антонимическое значение. Напр. Во веки веков — For ever and ever (Micah, 4, 5) > Отныне и во веки — From this time forth and forevermore.
1. Всегда, вечное.
2. Навсегда, навечно.
3. Никогда [9: 59].
Как в русском, так и в английском языке происходит генерализация исходного значения, столь характерная для семантической эволюции библейских выражений.
Ср. Обетованная земля — The Promised Land — The land of promise. В русском языке данная интертекстема обозначает:
1. Место, куда кто-либо страстно мечтает, стремится попасть.
2. Предмет страстных желаний, устремлений, надежд и т.д.
3. Место, где царит довольствие, изобилие, счастье [1: 173]. Ср. «Верою обитал он на земле обетованной» (К евреям, II, 9).
В английском языке аналог этой фраземы употребляется как в своем исходном библейском варианте, называя землю Ханаана, обещанную в наследство Аврааму и его потомкам, так и в обобщенном смысле, обозначая ‘рай или любое место, где царит счастье и блаженство’. Ср.: “Promised land, the land of Canaan, as promised to Abraham and his prosperity” (Gen. xii, 7; xii 5, etc.); “hence applied to heaven or any place of felicity” [3: 1597].
Фразеологические обороты библейского происхождения часто теряют свое прямое номинативное значение, приобретая переносный смысл и в английском, и в русском языках. Напр., вложить в уста (Числ, 22, 5) — Put words into/in the mouth of (2 Samuel, XIV, 3); Да минует меня чаша сия (Марк, 14, 36) — Let this cup pass from me (Matthew, 26, 39); камни вопиют (Лука, 19, 40) — The stones would cry out (Luke, 19, 40); корень зла (Иов, 19, 28) — The root of evil (Job, 19, 28); лицо земли (Быт., 7, 4) — face of the earth (Genesis, 7, 4) и др. Приобретение коннотативных признаков является самой характерной семантической трансформацией интерфразем.
Иногда в английском языке встречаются случаи неправильного употребления библейских фразеологизмов. По мнению Генри Брэдли, автора книги «The Making of English», это происходит из-за незнания этимологии выражения.
Так, выражение То see eye to eye (Isa. lii. 8) часто ошибочно используется в значении ‘быть одного мнения / увидеть в одном свете’ (cf. often misused for «to be of one mind») [3: 1830]. Оборот восходит к библейскому тексту: «Голос сторожей твоих — они возвысили голос, и все вместе ликуют, ибо своими глазами видят, что Господь возвращается в Сион» (Исаия, 52, 8). В русском языке в тексте Библии нет адекватного выражения. Однако, можно предположить, что русский фразеологизм глаза в глаза, означающий ‘совершенно рядом, в непосредственной близости, очень близко видеть кого-либо или что-либо’ [1: 104] совпадает в значении с английским фразеологизмом to see eye to eye — букв, ‘видеть глаза в глаза’, который имеет аналогичное значение в библейском отрывке.
Синонимом данного выражения в русском языке является оборот лицом к лицу, также являющийся по своему происхождению библеизмом и имеющий аналог в английском языке, совпадающий с ним в структурно-семантических характеристиках. Ср. Лицом к лицу (Исход, 33, 11) — Face to face (Exodus, 33, 11).
Рассмотренные случаи семантической эволюции интер-фразем, восходящих к общему источнику — Библии и концентрирующих единый смысл вечных ценностей челове-чества, выявляют разные возможности семантических моди-фикаций одних и тех же единиц в разных языках.
Литература
1. Фразеологический словарь русского языка / Под ред.
А.И. Молоткова. – М.: Рус. язык, 1987.
2. Шанский Н.М., Зимин В.И., Филиппов А.В. Опыт этимологического словаря русской фразеологии. – М.: Рус. яз., 1987.
3. The Shorter Oxford English Dictionary on Historical Principles. 3rd ed. – Oxford: Clarendon Press, 1967.
4. Partridge E. A Dictionary of Catch Phrases: British and American from the Sixteenth Century to the Present Day. 2nd ed. – London: Routledge & Kegan Paul, 1986.
5. Уолш И.А., Берков В.П. Русско-английский словарь крылатых слов. – М.: Рус. яз., 1988.
6. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка / Под ред. Б.А. Ларина. – М.: Прогресс, 1986.
7. Ашукин Н.С, АшукинаМ.Г. Крылатые слова: Литературные цитаты. Образные выражения. – М.: Правда, 1986.
8. Бабкин А.М., Шендецов В.В. Словарь иноязычных выражений и слов. – Л.: Наука, 1987.
9. Кунин А.В. Англо-русский фразеологический
словарь: В 2-х кн. – 3- изд., испр. – М.: Сов. энциклопедия, 1967.

Updated: 28.08.2017 — 14:50
СЛОВНИК АНГЛІЦИЗМІВ © 2016